Латыши и Белорусы: вместе сквозь века 

2018 © Гомза Дмитрий, Королев Максим, Шустов Дмитрий

  • Facebook Social Icon
Опперпут Эдуард Оттович

Он же Павел Иванович Селянинов, он же Эдуард фон Стауниц, он же Александр Коваленко, он же барон фон Мантейфель, он же Касаткин, Спекторский, Ринк, Грачёв и др.

Настоящее имя – Эдуард Александр Упелинцис.

Родился 12 августа 1895 г. на хуторе Дайгонэ фольварка “Паксты” (Курземе) в многодетной зажиточной крестьянской семье. Во время регистрации в приходской метрической книге лютеранский пастор на русском языке написал фамилию как «Опелинец», что, вероятно, позднее инспирировало возникновении фамилии «Опперпут».

Окончил местную начальную школу, а затем школу в Тукумсе. В начале мая 1915 г. с братом Фрицем окончил Коммерческую школу в Тукумсе (оба с золотой медалью). Возможно, учился в Рижском политехническом институте, который был эвакуирован в Москву с наступлением немецких войск (более вероятно, что там обучался его брат Фриц).

Летом 1915 г. был призван в армию. К 1 января 1916 г. окончил ускоренные офицерские курсы в Алексеевском военном училище в Москве. В дальнейшем воевал на Кавказском фронте, где дослужился до звания штабс-капитана. После Февральской революции вступил в партию левых эсеров.

После октябрьского переворота, по некоторым сведениям, участвовал в заговоре офицеров против советской власти, был арестован, но не расстрелян. В 1918 г. добровольно пошёл в Красную армию, но попал не на фронт, а на усмирение крестьянских восстаний против рабоче-крестьянской власти. Возможно, участвовал в расстрелах офицеров в Петрограде и Кронштадте и тогда же начал сотрудничать с ЧК.

В том же 1918 г. участвовал в боевых действиях на белорусских землях во время советско-польской войны, был комиссаром 17-й стрелковой дивизии. Очевидно, что в это время контактировал с семьёй, которая как беженцы проживала в Мстиславле (Могилёвская губерния). В конце 1920 г. стал помощником начальника штаба войск внутренней службы Западного фронта в Смоленске. Считается, что именно в это время Э. Опперпут «предал советскую власть» и вступил в подпольную организацию «Народный союз защиты Родины и свободы» (НСЗРС), которым руководил известный революционер-террорист, один из лидеров партии эсеров, бывший член Временного правительства Б.В. Савинков (1879−1925). Э. Опперпут несколько раз нелегально переходил советско-польскую границу (причём всегда это делал только во время законного отпуска!) для встречи в Варшаве с Б.В. Савинковым, которому он передавал секретную информацию военного характера (приказы по РККА, дислокация советских войск в пограничных округах, фотографии военных объектов,

мобилизационные планы). Полученные материалы Б.В. Савинков продавал французской разведке. Э. Опперпут показал себя идейным борцом с большевизмом. Ему принадлежала идея отравить цианистым калием продовольственные склады Красной армии, для чего в варшавских аптеках было закуплено 2 кг этого препарата. Однако замысел не воплотился в жизнь.

Отметим, что факт измены остался неизвестным для руководства РККА и в начале 1921 г. Э. Опперпут был повышен до начальника Минского укрепрайона. Хотя некоторые исследователи видят в этом подтверждение предположения, что он уже тогда активно сотрудничал с ВЧК (не могли на такую должность просто так поставить совсем не проверенного человека).

Однако в мае по пути из Гомеля в Варшаву на учредительный съезд НСЗРС Э. Опперпут был арестован ВЧК на явочной квартире Яунзена в Коломенском переулке в Минске. Незадолго до ареста он получил латвийское гражданство. Находясь в тюрьме на Лубянке и познав методы ВЧК, согласился на сотрудничество и выдал весь известный ему личный состав «Народного союза…». В московской тюрьме Э. Опперпут оказался 20 июня 1921 г., а уже 7 июля написал письмо В. Менжинскому (главе Секретно-оперативного управления ВЧК) с просьбой освободить его из-под ареста и направить в Варшаву, чтобы дать возможность чекистам полностью ликвидировать все савинковские организации. Однако тогда его не освободили. Как очередная попытка вырваться на свободу стало написание разоблачительной антисавинковской брошюры «Народный союз защиты Родины и свободы. Воспоминания», которая была издана стараниями ГПУ в Берлине в 1923 г. под псевдонимом Павел Иванович Селянинов. Также Э. Опперпута использовали как «подсадную утку», чтобы разговорить известного питерского профессора В.Н. Таганцева. В результате под расстрел попали 97 человек, в т.ч. поэт Николай Гумилев, основоположник русской урологии Фёдоров, бывший министр юстиции Манухин и др. Всё это помогло Э. Опперпуту 28 февраля 1922 г. выйти на свободу.

Будучи секретным сотрудником ГПУ под фамилией фон Стауниц, занимался в Москве коммерцией (в т.ч. валютными операциями на «чёрном рынке») и продавал иностранным посольствам подготовленную чекистами дезинформацию. Среди прочего установил контакт с польской разведкой. Он даже женился, в браке у него родилась дочь.

Руководством ГПУ было принято решение задействовать А. Опперпута в операции «Трест». Эта контрразведывательная операция проходила в сер. 1920-х гг. В её ходе была создана фальшивая организация антибольшевистского подполья «Монархическое объединение Центральной России», которая должна была взять под контроль все зарубежные монархические организации (в т.ч. Русский общевоинский

союз (РОВС) генерала А.П. Кутепова) с целью срыва всех планов настоящих монархистов по свержению советской власти.

Э. Опперпут не играл в операции «Трест» ведущей роли, однако выполнял важные поручения ГПУ: поддерживал связь с представителями польской разведки, участвовал в аресте английского разведчика Сиднея Рейли, обеспечивал приём и контроль за поведением эмиссаров зарубежных монархических организаций. С одной из эмиссаров РОВС, М.В. Захарченко-Шульц, Э. Опперпут установил дружеские, а затем и интимные отношения. Следует признать, что вряд ли он питал иллюзии по поводу советской власти и своей значимости для неё, к 1927 г. у него сложилось ощущение, что его роль в операции «Трест» исчерпала себя и он сам находится на грани разоблачения. Кроме того, Э. Опперпут задолжал представителям эстонского посольства более 200 тыс. рублей. Не чисты были его дела и с финансовыми потоками со стороны советских спецслужб. В результате всего этого в апреле 1927 г. он признался М.В. Захарченко-Шульц в принадлежности к агентуре ГПУ и выдал ей секреты по операции «Трест». В составе небольшой группы Э. Опперпут нелегально перешёл границу с Финляндией, где сдался местным властям как советский шпион.

Он публично (через газеты) рассказывал, что подпольная организация «Монархическое объединение Центральной России» была создана с подачи чекистов. Последовавший скандал серьёзно подорвал в белоэмигрантских кругах авторитет РОВС. Отношение к Э. Опперпуту также было неоднозначным. Были мнения, что его побег не больше чем очередная провокация чекистов. Тем не менее Э. Опперпута привлекали к разработке новых террористических акций РОВС на территории СССР. Планировалось провести диверсии на транспорте, в портах, на складах, элеваторах. Для ликвидации партийных руководителей намечалось использовать не только взрывные устройства, но и бациллы холеры, чумы, сибирской язвы. Было создано несколько террористических групп, в одну из которых вошли Захарченко, Петерс (Вознесенский) и Опперпут. В начале лета 1927 г. эта группа перешла советско-финскую границу и тайно проникла в Москву. Но попытка взорвать общежитие ОГПУ в доме 3/6 по Малой Лубянке в ночь со 2 на 3 июня провалилась − мощное взрывное устройство было вовремя обезврежено чекистами. Убегая к границе они убили водителя автомобиля, принадлежавшего Белорусскому военному округу, т.к. так не захотел их подвезти. В районе Смоленска они были обнаружены. Захарченко и Петерс покончили жизнь самоубийством при задержании в районе Смоленска в 1927 г.

По официальной версии Э. Опперпут был убит в перестрелке с сотрудниками ОГПУ 18 июня 1927 г. при попытке перейти границу. Было ли это на самом деле – вопрос открыт. Равно как и бегство Э. Опперпута в Финляндию, и обезвреживание террористической группы РОВС на Малой Лубянке. Была ли это заранее спланированная ОГПУ акция, в которой

авантюрный латыш очередной раз должен был получить свою порцию адреналина, или же его самостоятельная импровизация, которая сорвалась по ряду причин? Во всяком случае, у ОГПУ было достаточно оснований желать избавиться от сверх активного Упелинциса−Опперпута−Стауница.

По другим данным, Э. Опперпут продолжил работать на ГПУ−НКВД, был послан в Китай. Во время Великой отечественной войны был переброшен на Украину, под именем Александра Коваленко (другое имя – Мантойфель) организовал в Киеве подпольную антифашистскую группу. В 1943 г. был схвачен немецкими властями и расстрелян.

В любом случае, этот человек по праву является одним из выдающихся авантюристов ХХ века. Сначала он офицер (за Веру, Царя и Отечество), потом − красный командир (за трудовой народ и мировую революцию), потом − видный савенковец (за демократическую республику и за крестьян), потом − тайный сотрудник иностранного отдела ГПУ, потом – террорист, жизнь свою готовый отдать за свержение ненавистных советов. Оставив значительный след в истории разведок, его настоящая судьба до сих пор до конца не известна.

 

Литература:

Гаспарян, А. Операция «Трест». Советская разведка против русской эмиграции. 1921−1937 гг. / А. Гаспарян. – М. : Вече, 2008.

Демчихин, Н. Так начинался Синдикат-2 [Электронный ресурс] / Н. Демчихин // Всё о Гомеле. – Режим доступа: http://vseogomele.net/articles/?articles=archive&cat =war&id=66&y=2007. – Дата доступа: 28.02.2016.

Опперпут−Стауниц Эдуард Оттович [Электронный ресурс] // МО ФССБ. – Режим доступа: http://www.fssb.su/history-state-security/history-state-security-traitors/72-1927-opperput-staunic-eduard-ottovich.html. – Дата доступа: 28.02.2016.

Jekabsons, E. Eduards Opperput i jego rola w operacji sowieckiego wywiadu „MOCR – Trest” / E. Jekabsons // Referaty „Wschód” i „Zachód” Oddziału II SGWP. Współpraca czy rywalizacja? – Radomsko : Taurus, 2018. – S. 83−99.

М. Королёв