Латыши и Белорусы: вместе сквозь века 

2018 © Гомза Дмитрий, Королев Максим, Шустов Дмитрий

  • Facebook Social Icon
Слосканс Болеслав

Родился 19 августа 1893 г. в Латвии в д. Тилтаголс уезда Стерняны Люцинского повета Витебской губернии (совр. Стирниене Резекненский район) в католической крестьянской семье (отец после перешёл на службу в полицию). Его родителями были Бернард и Цецилия Слосканс.

В 1904−1907 гг. Б. Слосканс учился в начальной деревенской школе, а позднее продолжил учёбу в Резекне. После окончания в 1911 г. трёхклассного училища в Риге он сдал экзамен на помощника аптекаря, но в этом же году поступил в Петербургскую духовную католическую семинарию. По её окончании (1916) был рукоположен в священники 21 января 1917 г. архиепископом Яном Тепляком и назначен на службу викарием прихода святой Екатерины в Петербурге. Одновременно Б. Слосканс продолжал изучение теологии в Петербургской духовной академии до её закрытия большевистскими властями в мае 1918 г. Б. Слосканс в это трудное время прилагал много сил для осуществления душпастырской деятельности, постоянно посещал другие приходы и костёлы Петербурга и его пригородов.В 1924−1925 гг. поочерёдно был администратором приходов Святого Станислава в Петрограде, Святых Петра и Павла в Москве, Святой Барбары в Витебске. В 1926 г. Б. Слосканс вновь принял приход Святой Екатерины в Ленинграде.

Весной этого года, чтобы иметь возможность продолжать служение, он отказался от латвийского гражданства в пользу советского, для чего пришлось заплатить крупную сумму денег.

Католическая церковь в это время переживала жуткие гонения со стороны большевистских властей. Для ведения диалога с советскими властями Ватиканом был назначен отец-иезуит Мишель д’Эрбиньи SJ (1880−1957), президент Папского совета по делам Восточных Церквей. Его главной (но секретной) задачей было восстановление разрушенных структур Католической церкви в СССР. По дороге в страну Советов М. д’Эрбиньи был тайно рукоположен в Берлине Папским нунцием Эудженио Пачелли (будущим папой Пием XII). После изучения положения дел на месте Папе были представлены кандидатуры для епископского служения. Указом Папы Пия XI 10 мая 1926 г. в Москве в костёле Святого Людовика епископ Мишель д’Эрбиньи тайно посвятил Б. Слоскана в епископы и назначил его титулярным епископом Cillium и Апостольским администратором Могилевской и Минской епархии. Затем он присутствовал на епископской хиротонии Антония Малецкого в Ленинграде.

Епископскую власть в Могилёве Б. Слосканс официально принял 14 сентября 1926 г. Чуть позднее, 14 ноября, в костёле Святой Барбары (по другим сведениям, в костёле Святого Антония) в Витебске он публично

объявил верующим о своём сане и полученном назначении. Деятельность Б. Слосканса была крайне невыгодна большевистским властям и они стремились максимально быстро от него избавиться. ГПУ начало угрожать прихожанам и требовать, чтобы они оклеветали епископа. Б. Слоскансу приходилось сохранять у себя копию всего, что он говорил публично. Во время проповедей он читал заранее приготовленные тексты, в которых было выверено каждое слово.

В Могилёве он проживал по улице Быховской и его дом находился под постоянным контролем и слежкой ГПУ. Однако, несмотря на всю осторожность, спецслужбам удалось подбросить в дом епископа провокационные материалы, что послужило поводом для его ареста 17 сентября 1927 г. Сначала находился в минской тюрьме, но вскоре был переправлен в Москву на Лубянку. Были предъявлены обвинения в шпионаже в пользу иностранных государств.

Сразу же после ареста епископа верующие начали собирать подписи и высылать в адрес властей многочисленные петиции с просьбой о его освобождении. Так, например, католики Могилёвского округа направили групповое обращение к Генеральному прокурору СССР, которое подписали 381 человек. В этом обращении они просили выпустить из заключения епископа Б. Слосканса и ручались своим имуществом и своей свободой, что тот не будет уклоняться от следствия и суда. В Прокуратуру БССР было направлено подобное письмо от крестьян-католиков Могилёвского округа, которое подписало несколько сотен человек. В нём содержалось требование, чтобы судебное разбирательство было открытым и чтобы на нём могли присутствовать верующие. Такое же заявление в Президиум ЦИК СССР направили верующие приходов Святого Антония и Святой Барбары в Витебске. Кроме этого поступило обращение от верующих латышей из Ленинграда и посёлка Абрамовка на имя заместителя Прокурора Верховного суда СССР, в котором, среди прочего, указывалось на несправедливое и провокационное проведение обыска в квартире епископа, выразившееся в подбросе в квартиру компрометирующих его материалов. И это заявление также подписало несколько сотен человек.

Однако эти письма никак не повлияли на судьбу осуждённого. 13 января 1928 г. Б. Слосканс был приговорён к трём годам ссылки в Соловецкие лагеря без права на амнистию. Уже в марте его этапировали в лагерь на острове Попов (недалеко от посёлка Кемь). Позднее (6 апреля 1928 г.) он был переведён в Ухту на строительство дороги. Там, благодаря помощи одного из охранников, Б. Слосканс имел возможность вместе с другими священниками тайно совершать Литургию и причащать верующих. Однако через несколько недель эта тайна была раскрыта. Священников разъединили и отправили на более тяжёлые работы, а помогавшего им сотрудника охраны лагеря подвергли аресту. Уже тяжело

больного Б. Слосканса перевели на остров Анзер, где содержались преимущественно уголовники. Но и здесь нашлись верующие (и католики, и православные), для которых он тайно совершал Литургию (иногда стоя, иногда на коленях, иногла лёжа).

Здесь на Соловках Б. Слосканс заботился и о католиках восточного обряда, рукоположив для них несколько священников. Одним из них был Донат Новицкий, который в своих воспоминаниях писал: «Длительное время богослужения мы проводили на чердаке под крышей, всё время стоя на коленях, так как невозможно было стать во весь рост… За всю зиму, только два раза, из-за очень сильных морозов и глубоких снегов мы не посетили каплицу… Мы придерживались принципа, что на все следует смотреть глазами веры и всегда радоваться, служить правде и вдохновляться ей». Он же оставил свидетельство о своём рукоположении: «Все присутствующие, как и я, переживали этот момент по-особому. Позже мои друзья говорили мне, что это было как воспоминание о катакомбной церкви: в бедной каплице, на простой скамейке вместо кресла, сидел молодой епископ Болеслав Слосканс. Не было у него ни митры, ни пасторала, но светящаяся из его глаз исключительная духовность заменяла эти видимые знаки епископской власти. В каплице чувствовалось присутствие благодати. Здесь, на этом страшном острове, стали реальными и полными истинного значения слова Иисуса Христа: “Я с вами по все дни… и силы ада не победят Церковь”. Ещё более глубокое и торжественное настроение было в нашей капличке на следующий день – 7 декабря 1928 года. Я не мог воздержаться от тихих и радостных слез, когда епископ Болеслав возложил на меня руки и сказал “Accipe Spiritum Sanktum”, а после него и все другие ксендзы, мученики за Святой Костёл».

Здоровье Б. Слосканса продолжало ухудшаться. Он оглох на одно ухо и у него парализовало ногу. Однажды Б. Слосканса нашли едва живым на обочине дороги, позвали врача-еврея, такого же заключённого, который смог вернуть епископа к жизни.

В сентябре 1930 г. Б. Слосканс был досрочно освобождён и возвратился в Могилёв для исполнения своих душпастырских обязанностей. 1 ноября 1930 г. он совершил торжественную Литургию в соборе, а ровно через неделю снова был арестован. Свободное прибытие епископа в Могилёв ГПУ объяснило бюрократическими ошибками. После ареста Б. Слосканс сначала находился в Минске, а затем был перевезён в Москву, где Особым совещанием коллегии ОГПУ был определён к трёхлетней ссылки в Восточную Сибирь. Находился в тюрьмах Иркутска, Красноярска и Енисейска. Затем он был отправлен в Туруханский край (находящийся за полярным кругом), где с целью ещё большей изоляции был определён в д. Старотуруханск в 37 км от Турухамска, насчитывавшую всего 18 домов. Туда он прибыл 1 июля 1931 г. и был зачислен в группу политических заключённых. Находился в

относительной свободе и жил на средства, полученные от продажи собственноручно пойманной в Енисее рыбы. Но затем условия ужесточились.

В ноябре 1932 г. Б. Слосканс узнал о своём переводе в Красноярск. Путь до него (1 400 км) на санках продлился 35 дней. 18 января 1933 г. его поместили в «комфортабельную» камеру с проточной водой, накормили и дали новую одежду. Вскоре его посетил посол Латвии в СССР и сообщил, что Б. Слоскан будет обменян на коммуниста Стаховского, который был приговорён в Латвии к 8 годам заключения за шпионаж. Обмен произошёл 22 января на приграничной станции Индра. Основные старания по его освобождению проявили правительство Латвии и посольство Франции в Москве.

После возвращения в Латвию Б. Слосканс отправился в Рим на встречу с папой Пием XI. С 5 апреля 1933 г. был назначен ассистентом Папского трона. До 1939 г. преподавал теологию в Рижской духовной семинарии и на теологическом факультете Латвийского университета.

Во время отступления фашистской армии в 1944 г. был арестован гестапо и отправлен в Германию в лагерь Шнайдемюле, тогда как его восьмидесятилетняя мать и брат были заживо сожжены в своём доме. После вмешательства немецких епископов Б. Слосканс был вскоре освобождён из лагеря и отправлен г. Айхштетт в Баварии, а затем в монастырь капуцинов в Лор на Майне.

С 1946 г. жил в Бельгии, где возглавил Латышскую духовную семинарию. В 1951 г. был определён на постоянное проживание в монастыре отцов бенедиктинцев Монт Цезар близ Лювена (Бельгия). В декабре 1952 г. был назначен папой Пий XII апостольским визитатором для русских и белорусских католиков восточного обряда в Западной Европе. С 1953 г. под его опеку были отданы также белорусские католики латинского обряда, а с 1955 г. – латышские и эстонские католики. Оказывал поддержку проживавшему в Бельгии белорусскому композитору Миколе Равенскому (автору известного религиозного гимна «Магутны Божа»). При финансовой помощи Б. Слосканса выпускались эмигрантские белорусские религиозные периодические издания «Znic» (Рим), «Божым шляхам» (Париж−Лондон) и др. Активно участвовал в проведении в Риме в 1960 г. съезда белорусского духовенства византийско-славянского обряда.

С 1979 г. Б. Слосканс находился на покое, проживал в монастыре сестёр в Корбеек-Ло. Умер в Великую Субботу 18 апреля 1981 г. в Брюсселе в возрасте 88 лет.

Останки епископа Б. Слосканса в 1993 г. были перевезены в Латвию и упокоились в базилике Вознесения Матери Божией в национальном санктуарии в Аглоне.

Брат Б. Слосканса был депортирован советскими властями в лагеря в Сибирь, где и умер. Сестра смогла вернуться, но вскоре умерла от истощения. Реабилитированы все они были в 1989 г.

В 2008 г. архиепископ Минский и Могилёвский Тадеуш Кондрусевич в память о 90-й годовщине мученической смерти могилёвского декана Евгения Святополк-Мирского освятил памятную доску «Мученикам за веру» в кафедральном костёле в Могилеве. На доске высечены имена архиепископов Эдварда Роппа и Яна Тепляка, епископа Болеслава Слосканса, ксендзов-деканов Петра Зелинского, Витольда Пашкевича, Юзефа Бялогловы и Петра Авгло.

В июне 2011 г. в Москве прошла премьера фильма «Молитва на кресте», посвященного истории жизни епископа Болеслава Слосканса. Президент Латвии Валдис Затлерс подарил копию фильма папе Бенедикту XVI на аудиенции в Ватикане 14 апреля 2011 г.

В апреле 2000 г. по инициативе латвийского епископата начат процесс беатификации Б. Слосканса.

 

Литература:

Иванова, Ю. Слуга Божий Болеслав Слоскан [Электронный ресурс] / Ю. Иванова. – Режим доступа: http://catherine.spb.ru/index.php/comments/o-boleslav-sloskan. – Дата доступа: 07.03.2018.

Dzwonkowski, R. Kościół katolicki w ZSRR 1917–1939. Zarys historii / R. Dzwonkowski. – Lublin : Towarzystwo Naukowe KUL, 1997.

Dzwonkowski, R. Za wschodnią granicą 1917−1993 : o Polakach i Kościele w dawnym ZSRR / R. Dzwonkowski. – Warszawa : Wspólnota Polska, Pallottinum II, 1993.

Site officiel de la Fondation «Mgr Boleslas Sloskans» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sloskans.com/. – Дата доступа: 07.03.2018.

 

А. Яковлев

 

"Дорогие родители, молитесь обо мне, но делайте это без тревоги и грусти. Позвольте вашим сердцам как можно больше открыться любви. Я так счастлив теперь, что научился любить всех людей, даже тех кто, как кажется, этой любви недостоин. Они и есть самые несчастные. Умоляю вас, не дайте никакой жажде мести или чувству горечи проникнуть в ваши сердца - если бы это случилось, мы бы уже были не христианами, а фанатиками. Меня приговорили к трем годам. Я прошу вас снова: “Молитесь!” Благословение Бога Всемогущего, Отца, Сына и Святого Духа, да снизойдет на вас и почиет на вас всегда.

Ваш сын, Болеслав Слоскан”

письмо родителям из заключения